Питер. 
С этим словом связано много ассоциаций – в  том числе у тех, кто там никогда не жил, и даже не бывал.
Питер манит, привлекает, возбуждает, зовет, вдохновляет.
Он загадочный, красивый, туманный, мистический, культурный и особенный, как и его жители. 

“Надо бросить все и переехать жить в Питер” – пишут у себя на страницах в соцсетях романтично настроенные граждане.
“Какой чудесный город, я там как-то была один раз, очень хочу съездить еще” – вторят им восторженные голоса их сторонников.
Добавлю немного не романтичного флера к этим восхищенные одам.

Как человек, в Питере родившийся, и проживший там почти безвыездно 30 лет своей жизни, имею право :)

10 не романтичных наблюдений о Питере.

1. Питер – не Россия. Это одна из главных загадок его бешеной популярности.
Что в Питере самое красивое? Правильно, его центр.
Дворцовая площадь, набережные Невы, Стрелка Васильевского острова, Эрмитаж … список будет огромным.
Кто (в основном) это все спроектировал и придумал?
Итальянцы, немцы и французы, а также их дети, родившиеся в России: Доменико Трезини, Карло Бартоломео Растрелли, Иоганн Браунштейн, Франческо Фонтана, Иоганн Готфрид Шедель, Георг Иоганн Маттарнови, Жан-Батист Александр Леблон, Джакомо Кваренги, Огюст Монферран, Августин Бетанкур, Петр Клодт, Карло Росси …

Питер придумали европейцы (сначала хотел написать “построили”, но потом вспомнил, что строили то его как раз самые что ни на есть русские граждан). Ни в одном городе России нет больше такого европейского влияния, как в Питере. По сути, центр Питера – это Европа в самых разных формах и проявлениях. И этим Питер радикально выделяется среди других городов России.

Конечно, можно вспомнить древние русские провинциальные города с их красивыми церквями, и старыми губернскими домами, но давайте скажем честно  – никакая Кострома или Углич не выстоит перед эпической и величественной красотой Санкт-Петербурга.Именно поэтому Питер особенно поражает жителей русской провинции, и до глубины души поражает уроженцев тех городов, где с этой самой красотой вообще беда.

2. Питер как образ романтичной любви.

Если бы Питер был бы человеком (скажем, мужчиной), то это был бы идеальный типаж для романтической влюбленности, которая останется в сердце на всю жизнь. Умный, загадочный, красивый, образованный, молчаливый, и немного сумрачный мужчина с чувствами, которые спрятаны в глубине его сердца – перед таким образом сложно устоять, правда?
Такому мужчине можно простить холодность, неразговорчивость, неуютность нахождения рядом с ним, и резкие перепады настроения. Ведь он такой классный во всех смыслах этого слова!

В Питер очень легко влюбиться, даже увидев его на фотографиях, а уж побывав вживую, шансов забыть его не будет никаких.

Особенно легко влюбиться в Питер коротким летом, и в еще более краткий период белых ночей, когда “одна заря сменить другую спешит, дав ночи полчаса”, когда можно всю ночь бродить под светлым ночным небом, и подставлять лицо слегка прохладному ветру.В Питер можно влюбиться, побродив пару дней по его демисезонным туманным улицам, вымокнув под бесконечным моросящим дождем, и отогревшись чашечкой горячего чая или какао в одной из бесчисленных городских кафешек.

Но, как и в отношениях с людьми, романтичная влюбленность и взрослые осознанные счастливые отношения далеко не всегда совмещаются, а чаще всего противоречат друг другу.

Давайте возьмем фразу “Какой чудесный город, я там как-то была один раз, очень хочу съездить еще”,и переложим ее на отношения , скажем, с мужчинами. Что мы получим?
“Какой классный мужчина, я как-то провела с ним пару ночей прекрасных, надо съездить еще как-нибудь к нему”. 
Питер-любовник очарователен летом, когда он поет душевные песни под гитару, угощает вас вином, и нежно целует во время прогулок на пароходике под разведенными мостами. Он серьезен, загадочен, и как-то по особенному душевен с октября по апрель, когда на улице дождь сменяется снегом, который стремительно превращается в дождь, дав солнцу не больше получаса.

Но обязательно ли романтичный любовник сможет стать достойным мужем? 

3. Питер – нездоровый город.Приехать в Питер на белые ночи, или даже провести 3-4 дня зимой – не проблема. Чистая романтика и удовольствие, и никаких побочных эффектов. Но если вы хотите в Питере жить (или уже живете), то приготовьтесь “оплатить проживание”.

Большие города по определению не являются центрами здоровья и долголетия из-за обилия заводов, машин, смога, нарушений озонового слоя,  “пластиковых” продуктов в магазинах и других прелестей цивилизации. В Питере к этому комплекту добавляется острая  нехватка солнца, вечная сырость, высокая влажность воздуха, и плесень, которая в условиях сырости и повышенной влажности распространяется с феноменальной скоростью.

4. Питер – город консервативных умников с эзотерическим уклоном.

Я сам заметил это, когда начал вести живые тренинги в Москве и Питере, и у меня появилась отличная возможность сравнить две аудитории. Среди питерцев было много “очень умных” людей, которые прошли все возможные “умные тренинги” (от НЛП до техник Кастанеды),  сидели на мягкой точке без копейки денег, и социальной реализации, зато могли поддержать любой интеллектуальный разговор.

По сравнению с ними москвичи были более практичны и поверхностны, менее интеллектуальны, и больше были нацелены делать, а не думать.  Конечно, есть много исключений из правил, но в данном случае я говорю о некоей тенденции, которая видна практически невооруженным глазом.

 

В Питер часто едут получать образование, а в Москву зарабатывать деньги, поэтому в столице больше богатых людей, а в Петербурге – образованных. Но это не та живая и текучая образованность, которая ведет к гениальным открытиям и прорывам, она скорее похожа на петербургскую архитектуру – величественную, застывшую, и древнюю, с вечно отваливающейся от сырости краской.

5. Питер – заложник своей “особенности”.

Статус “культурной столицы России” (который все больше превращается в легенду, и все меньше подтверждается реальными фактами) и образ интеллектуального превосходства города над “приземленной и бездуховной Москвой” породил иллюзию тотальной особенности города и его жителей. 

Если почитать истории о Питере, то там культура повсюду – таксисты, цитирующие Бродского, бомжи, знающие Пушкина, и море интеллигентных старушек с внешностью Майи Плисецкой. 

Я вот, например, знаю совершенно замечательного азербайджанца по имени Нариман, который много лет водит такси в маленьком крымском городе Судак. В его машине постоянно играет джаз, а сам водитель – профессиональный джазмен, постоянно грустный от того, что не реализует свое основное призвание, а вместо этого водит такси по одним и тем же маршрутам. Значит ли это, что Судак – культурная столица Крыма? Не уверен, а вы как думаете?

А еще я вспоминаю 90е годы, и тот ужасающий бардак, который творился в городе. До сих пор помню вырванные с корнем телефонные трубки в таксофонах, и выдранные “с мясом” телефонные справочники. Интересно, кто это все делал? Неужели, “культурные питерские граждане”? 

Питер настолько привыкли считать особенным городом, что многие его жители сами поверили в нее, и начали считать особенными самих себя. А что происходит с обычным человеком, который вдруг начал считать себя особенным? Вдохновит ли его это на реализацию в социуме, на зарабатывание денег, на личностный рост? Вряд ли.

Питер полон творцов, живущих в образе “непризнанного гения” – без денег, социальных перспектив, зато с ощущением особенности и уникальности внутри. Чтобы сделать свое творчество профессией, и отнестись к нему именно профессионально, этому творцу придется отказаться от своего особенного статуса, засучить руки, и начать пахать, но зачем это делать, когда проще зарабатывать случайные деньги на редких концертах/разовых заказах, и печально вздыхать о том, что “деньги уничтожают культуру” и “куда катится этот мир”.

6. Питер – это большой и успешный PR проект.

Особенный статус города приносит ему много туристов – их и правда тут ощутимо больше, чем в той же Москве. В Питер охотно переезжают, сюда с удовольствием приезжают тратить деньги – например,  москвичи, вырвавшиеся на пару дней из череды непрерывных дел.

Причем, самое любопытное в том, что основной PR городу делают не его жители, а те, кто в Питере бывал раз-другой, или вообще только мечтает там побывать. Очень похожая ситуация с Барселоной – о ней в восторженных тонах говорят, в основном, туристы и те, кто только посмотрел фотографии творений Гауди в группах в соцсетях, а жители Барселоны … просто живут, и к Гауди они давно привыкли.

7. В Питер модно хотеть переехать, и не модно хотеть уехать.

Большинство людей, громко заявляющих о том, что они “мечтают жить в этом чудесном городе”, в реальности никогда этого не сделают, но говорить об этом будут, возможно, всю жизнь. “Бросить все и уехать в Питер” – эта фраза стала почти мемом.

Питерец, уезжающий в Москву, “продается зеленому тельцу”. Москвич, переезжающий в Питер, “погружается в духовность и культуру”.  

Хотеть уехать в Питер – нормально, хотеть уехать из Питера – странно.
Уехав из Питера, правильно по нему грустить, скучать, и ностальгировать, а еще периодически хотеть все бросить и вернуться. Неправильно – не хотеть вернуться, и особо не скучать.8. Питер – медленный и статичный город.

Разницу в скорости мышления и действий я ощутил, как только переехал в Москву, а потом как-то приехал на Родину на несколько дней. Еще пара-тройка поездок показали мне, что Питер почти не меняется. Вернее, он это делает, но очень неохотно и медленно. В Питере время как будто застряло в болоте – оно идет, но очень медленно. 

9. Питер – это его центр.
Центр в Питере очень большой – целых 4 района. Но если вы покинете красивые улицы с древними зданиями, то окажетесь в самых обычных, и зачастую, довольно потрепанных новостройках, с их магазинами 24 часа, алкашами обоих полов, одинаковыми коробками домов … в общем, переедете из Европы в Россию.
И, кстати, если вы не очень богатый человек, то жить вам в Питере, скорее всего, придется именно в одном из этих районов, а никак не в великолепном центре – если, конечно, вы не выберете прелести питерских коммуналок. И в центр вы тогда будете просто ездить,  когда будет настроение, и если найдется свободное время.
10. Питер – идеальное место для жизни тех, кто любит “страдать, колоться, и есть кактус”.
Холодно и сыро большую часть года, мало солнца, много дождей, много поводов пожаловаться “по маленькому” на жизнь, и , стиснув зубы, заставить себя вылезти из дома, чтобы под бесконечным дождем пойти по делам, вымокнуть, замерзнуть, долго отогреваться горячим чаем, и снова выйти в дождь/снег/ветер.
Жизнь в Питере за пределами короткого (и часто холодного) лета порой похожа на маленький героизм, а еще на жертвенную любовь.
Ну все как с некоторыми мужчинами. “Он такой холодный и отстраненный, даже равнодушный,  но иногда он бывает таким страстным и нежным, что все ему прощаешь”.

Страдать в Питере легко. Достаточно выглянуть в окно большую часть дней в году, и небольшой повод уже появился.

Иллюзии и легенды могут возникнуть на ровном месте, а в таком Стоит ли убирать этот романтический флер? Если вы просто хотите съездить погостить на пару дней, то необязательно. Если вы подумываете о том, чтобы связать с этим городом свою жизнь, то, возможно, стоит посмотреть на него более холодно и прагматично.Это как взрослая женщина наутро после чудесной ночи с мужчиной смотрит на него каким-то особенным взглядом. Мужчина может думать, что это взгляд, полный любви и привязанности, а женщина тем временем пытается понять, получится ли у нее с ним что-то большее, чем тематические встречи, или даже не надо об этом думать, чтобы не портить себе удовольствие от секса и романтики.

Я очень люблю Питер.

Я с наслаждением брожу по набережным Невы, стою с закрытыми глазами на стрелке Васильевского острова, ощущая на коже брызги волн, и вечно дующий в лицо (куда не повернешься) ветер с Балтики. Я с удовольствием слушаю уличных музыкантов, которых в центре Питера явно больше, чем во всей Москве, и поедаю разнообразные вкусности и сладости в уютных кофейнях. Я пью пиво в душевных питерских пабах, параллельно радуясь их ценам, и терпеливо стою в очереди за легендарными пышками на Желябова.

Я очень люблю Питер.
Жалею ли я, что выбрал уехать? Ни единого раза.
Мечтаю ли вернуться жить? Боже упаси меня от этой сырости и отсутствия солнца, я слишком себя люблю, чтобы так с собой поступить. 
Мне надоело радоваться каждому солнечному дню как манне небесной, и постоянно сталкиваться по делам с “умными” людьми, с которыми очень прикольно поговорить о высоком, и очень сложно заниматься практическими делами.

Скучаю ли я без него? Нет. В мире очень много другой красоты, которую можно увидеть – величественные шпили Саграда Фамилия в Барселоне, космические очертания океанографического музея в Валенсии, узкие каналы, мосты и дома в Амстердаме, и гулкое величие собора Святого Петра в Ватикане. Мир полон красивых зданий, потрясающих улиц и домов, чудесных закатов и рассветов, вкуснейшей еды, и удивительных людей (в том числе, очень культурных и интеллигентных). И при этом не надо постоянно мерзнуть и простужаться (в том числе, летом).

Я предпочту солнце вечному серому небу а теплое море холодному.
Я люблю Питер, но себя я люблю больше, чем его. 
И поэтому, Питер, я не с тобой.
Мне гораздо проще любить тебя на расстоянии, и точно не жить вместе.
А вам?
==========
Если хотите быть в курсе новых материалов, подписывайтесь на мою рассылку вКонтакте и я сообщу вам о выходе нового материала в личные сообщения.
==========
comments powered by HyperComments